.RU

ВСЕГДА «ВОПРЕКИ», НИКОГДА «БЛАГОДАРЯ», ИЛИ КОНЕЦ «ПРИЯТИЯ» - Карл Ренц Просто глоток кофе, или Беспощадная Милость


^ ВСЕГДА «ВОПРЕКИ», НИКОГДА «БЛАГОДАРЯ», ИЛИ КОНЕЦ «ПРИЯТИЯ» Январь 21, 2004


Сознание неистощимо

Луиза: Ты кланяешься ей. Очень мастерски.

Карл: Фу.

Луиза: Nicht61 «фу» – кланяешься62.

^ Карл: Вечно ты издеваешься. Приятных вещей ты мне никогда не говоришь.

София: О да. Редко. (смех) Ты никогда не говоришь приятных вещей.

Группа: Оу!

София: Я просто делаю то, что ты говоришь. Вот и все. Ничего более.

^ Карл: О'кей. Ты получаешь то, что заслуживаешь, я знаю. Звучит хорошо. Ты видишь? Ей видно? Нам видно?

Женщина: (пытливо) Видно что-нибудь?

Луиза: (со смехом) Видно что-нибудь!

Карл: Осталось еще две минуты. Мы можем немного развлечься. Все хорошо?

^ София: Лучше не спрашивать.

Карл: О, мне нравится спрашивать. Ладно. Тот же порядок, что и каждый день – никакого порядка. Если вы пришли в первый раз, это как вопрос-ответ. Просто и без формальностей. У кого есть вопрос, на него, может быть, будет ответ.

Франческо: И «может быть» – это правда!

Карл: Франческо!

Франческо: Ты сказал мне только десять процентов.

^ Карл: Я тебе ничего не даю.

Франческо: Я говорю – о нет! – я снова начал. (смех)

Карл: Ты обещал себе не разговаривать?

София: Он сказал: «Я ни о чем его сегодня не спрошу!»

Франческо: Мы сейчас начинаем, нет? (смех)

Луиза: Кажется, что, если есть ясные указания, от одного до десяти, или если есть убеждение – какое угодно… кажется, что все просто, когда есть структура. Если бы ты дал нам указания от одного до десяти…

^ Карл: Указания?

Луиза: Почему жизнь кажется такой простой, когда следуешь определенным инструктивным правилам? Например, покупаешь аппарат, читаешь инструкцию, и она сообщает тебе, как его включить – бум – он работает.

^ Карл: Мануал. Тебе нужен «ман-у-эль». Мануэль. (смех)

Луиза: Так, Карл, путаница начинается только тогда, когда нет инструкции, нет структуры и рекомендаций.

^ Карл: Да, это хорошо.

Луиза: Почему это хорошо?

Карл: Потому что то, что может запутаться, должно запутаться. То, которое есть ты, никогда не может запутаться ни в одной путанице. То, которое остается, тотальный остаток, всегда есть То, которое никогда не может быть, никогда не было и никогда не будет сбито с толку какой-либо путаницей.

^ Луиза: (со смехом) О'кей, pass auf?63

Карл: Ты сама напросилась! (смех)

Луиза: Всегда так: ах да, ах да, о'кей, о'кей, спасибо, спасибо, а потом – бум! Конец.

^ Карл: Да, в том-то и дело.

Луиза: Аппарат сломался.

Карл: Все это не ради того, чтобы дать тебе какие-то техники и занять твое время на годы вперед, чтобы ты выбралась из той скуки, в которой находишься, и тебе было, чем заняться. Это неподходящее место. Бум-бум-бум.

^ Луиза: Бум-бум. Да.

Карл: Ответ прост: то, чем ты являешься, ты не можешь найти во времени, или в пространстве, или в каких-то обстоятельствах. Поэтому любая техника хороша, она заполняет твое время, однако она не даст тебе то, что ты есть. Так что же делать? Хорошо: от одного до десяти – а дальше? Досчитаешь в обратном порядке до одного, а дальше? Ты снова считаешь, один, два, три, десять, а дальше? Опять обратно. Бесконечно.

^ Луиза: Происходит постоянное колебание туда-сюда легкого и трудного, легкого и трудного.

Карл: Существует легкость и существует болезнь. Легкость и болезнь64. Здоровье и заболевание идут рука об руку.

^ Луиза: Хм.

Карл: Заболевание, которое можно вылечить, всегда возвращается. Ты спрашиваешь о технике, чтобы освободиться от болезни неведения, но неведение, которое может уйти, может вернуться.

^ Луиза: Ха!

Карл: Так что с этим делать? Ты все равно будешь зависеть от чего-то, что должно уйти. Вообрази себе свободу и зависимость от того, что что-то должно уйти ради свободы, чтобы свобода могла быть тем, чем она является, – хороша идея!

^ Луиза: Да.

Карл: Тогда это будет твоя свобода, потому что у тебя есть техника, к которой можно вернуться. Ты положишь ее себе в карман – и что тогда? «О, это тот, кто обладает свободой!» Надеюсь, что нет. Это и есть «и тогда».

Луиза: И тогда у меня снова начнет болеть голова, а ты говоришь, что передачи не существует. (смеется) Знаешь, я прямо сейчас снова это чувствую. А ты говоришь, что нет такой вещи, как передача или излучение шакти.

Карл: Нет, это не передача.

^ Луиза: Тогда что это? Почему я чувствую это прямо сейчас, когда ты говоришь со мной, и это идет, идет и идет?

Карл: А я это вижу, вижу и вижу.

Луиза: Да, да, а потом – бум!

Карл: Это не передача, ведь я говорю с Тем, которое есть ты, а не с призраком. Поэтому я ничего не передаю. Мне не нужно никуда проникать, поскольку я говорю с Тем, которым являюсь. Передачи не существует, не существует передатчика и не существует принимающего.

И в этом отсутствии передатчика и принимающего пробуждается жизнь. Это ты ощущаешь как шакти, жару, жар тела. Затем начинается сопротивляемость третьего глаза. Тогда из-за этого жара или энергии у тебя начинается головная боль или мигрень, которая возникает из-за отсутствия передатчика и принимающего, поскольку в каждой клетке пробуждается осознанность самой жизни. И тогда сопротивление контролера приносит головную боль.

^ Луиза: Сопротивление контролера?

Карл: Потому что ты хочешь контролировать, ты хочешь контролировать свою энергию; эта идея «моей энергии», это «я» – всегда идея контроля. Поэтому, что бы ни возникало, ты хочешь сделать это своей энергией, своей системой контроля, ведь так? Тогда начинается сопротивление, и ты становишься маленькой трубой, и энергия должна пройти сквозь маленькую трубу, и тогда это превращается в головную боль. С контролем ты хочешь сузиться. Когда ты контролируешь, ты узок. Но сделать с этим ничего не можешь.

^ Луиза: Нет. Только дышать.

Карл: Только дышать. (оба смеются) Нет, говорю тебе, я пережил пять лет мигрени, и знаю, откуда она появляется. Но когда она ушла, она просто ушла. Потому что вместе с контролером уходит все. Остается просто тотальная открытость всех частей, когда наступает это приятие безо всякой системы контроля.

Я ощущаю твой жар здесь и сейчас, всю эту энергию, но она не беспокоит это (указывает на тело), чем бы она ни была. Она входит и выходит, как волны энергии. Но это не моя энергия или что-то еще. Она просто приходит и уходит.

Контролирование, контролирование. (Луиза глубоко вздыхает) Напряженное. У вас есть вопросы об этом?

Матильда: Да, мне интересно, почему не действует аспирин?

Карл: Не действует. Потому что это не химическая штука, которую можно устранить с помощью другой химии. Нет, я пытался. Когда была мигрень, я перепробовал все. Забудь об этом. Гомеопатия, аллопатия, бла-бла-бла. Антипатия.

^ Роза: (со смехом) Антипатия!

Карл: Да, симпатия также не сработала.

София: Значит, контролер может потерпеть неудачу – или нет?

Карл: О, это было благодаря Махабхарате, увиденной по телевизору. Вся эта тема свободной воли, и вся эта история с Кришной, и, в конечном итоге, прохождение небес и ада с Юдхиштхирой и полное отождествление себя с Юдхиштхирой, с этим персонажем. И потом, не желая оставаться на небесах, потому что на небесах были только враги, он отправился в ад, и Кришна спросил его: «Мог бы ты принять ад навеки? Есть ли хоть какое-то желание избежать этого и осталось ли в тебе стремление избежать то, что есть ад, что есть отделенность?»

Это было просто абсолютным «нет». «Я абсолютно изжил это стремление». И тогда, в этот момент, наступило тотальное приятие, тотальное разрушение, крушение контроля.

^ София: В тотальном «нет» было приятие.

Карл: В тотальном «выхода нет». Был ад, и не было желания выбираться из него, просто больше не было никакой идеи выхода. «Если должно быть так, то это так. О'кей».

Абсолютное приятие, даже без произнесения слов. В абсолютном приятии контролера нет. А без контролера всякое сопротивление и вся мигрень исчезли в тот самый момент и больше не возвращались.

Но не благодаря чьему-то добровольному решению избавиться от этого. Приятие есть тогда, когда оно есть, а не благодаря какой-то технике, которую ты делаешь, потому что любая техника, которую ты используешь, направлена против этого. Всякий раз, когда ты пытаешься контролировать приятие, ты хочешь, чтобы оно стало твоим приятием. Ты хочешь контролировать даже приятие, и тогда оно сужается еще больше.

Поэтому я и говорю, что все техники в определенном смысле направлены против приятия. Потому что все, что ты делаешь, направлено против него. Ты хочешь контролировать его своей техникой. Ты хочешь сделать его своим приятием. Так ты все больше и больше становишься контролером. Ты даже становишься богом, авсипаром вселенной, когда контролируешь это. Потому что у сознания нет пределов контроля. Поэтому ты даже становишься великим богом вселенной, но ты по-прежнему «обладатель одинокого сердца».

Пит: Существует эта воображаемая личность, которая занимается всем этим поиском и попытками контроля… Возможно, было бы полезно просто сказать этой личности: «Да, занимайся своими поисками, продолжай попытки контроля»… до тех пор пока она просто не разрушится, знаешь? Просто продолжай попытки…

Карл: Нет, она не может разрушиться, потому что это уже сознание, а сознание неистощимо. Если бы оно было похоже на личность, которую можно исчерпать, потому что в ней присутствует личностная энергия, которую можно исчерпать, то было бы легко. Существует техника йоги, в которой можно полностью использовать эту личностную энергию. Но поскольку личность уже является самим сознанием, она неисчерпаема, потому что это неисчерпаемая энергия.

Существует абсолютное сознание, и тебе не исчерпать его. У него всегда найдется очередное средство, чтобы избежать истощения. Внезапно открывается второе дыхание, и третье, и пятое дыхание и все, что угодно, – для этого поиска.

^ Пит: Разрушения никогда не происходит.

Карл: Разрушения никогда не будет, потому что разрушаться нечему. Существует абсолютное сознание, и идея сознания настолько реальна и настолько абсолютна – ты не можешь исчерпать эту идею. Потому что даже эта идея абсолютна.

Все те идеи истощения – они срабатывают внутри определенных рамок. Скажем, ты бегун. У тебя может быть идея о том, что ты выдохнешься через сорок миль, или пятьдесят миль, или десять миль, или одну милю, или даже через сто метров. Но марафонец после двадцати километров может остановиться на передышку, и тогда он чувствует, что не может даже идти, но внезапно возникает мертвая точка, момент приятия, и он снова бежит, словно вообще не бежал до этого.

Никогда не знаешь… Эта энергия – столь загадочное, столь чудесное, столь магическое нечто. Неисчерпаемое. Если это должно случиться, если суждено случиться тому, что ты снова должен побежать, ты побежишь, и побежишь, и побежишь.

Пит: Подобно многим, я проделал большое количество садхан, а потом, похоже, наступил кризис, когда я понял тщетность этого, понимаешь? Но ты говоришь, что, как только ты делаешь передышку, тот маленький воображаемый человек выпрыгивает и начинает снова выполнять свои садханы. Или, может быть, не начинает. Может быть, он пробуждается?

Карл: Может быть, нет. Я не знаю. Не потому, что ты выполнял садхану, ты откажешься от этого. Если так должно случиться, то это будет похоже на высказывание Раманы: «Благодаря своему везению я пришел в этот мир и сразу, одним лишь „Кто я?“, оказался в Том, без необходимости проделывать сначала что-то другое». Так что никогда не знаешь. Это тайна. Абсолютная тайна. В ней нет правила. Абсолютная «бесправильность».

Я бы сказал, нет ничего, что ты мог бы заключить в рамку какого-то правила или техники. Ни в чем нет никакого «благодаря». Есть только «вопреки». В любой момент это может абсолютно измениться, превратившись во что-то другое. Это не похоже на движение из А в Б со всеми промежуточными техниками, когда ты исчерпываешь свои садханы и становишься более сознательным, и тогда ты более осознан, бла-бла-бла, карточный домик рассыпается – нет. Ты должен быть вопреки исканию, вопреки садхане, а не благодаря прекращению чего-либо. Снова и снова я вбиваю это: что вопреки знанию или незнанию, ты есть, что ты есть, не «благодаря».

Знание ты можешь достигнуть, оно все равно вторично. Так что забудь о нем. То знание, которое приходит благодаря отсутствию ума или пустоте ума, опять обусловлено.

Пит: Но это разрушение, когда ты становишься абсолютно обнажен и способен пройти сквозь игольное ушко… я не говорю, что благодаря садханам можно достичь чего-то… но иногда момент той наготы наступает, когда ты проделал множество садхан, ты все излил, но все это обернулось для тебя большой неудачей, и вдруг ты достигаешь этой наготы, наступает момент, когда ты понимаешь…

Карл: Каждую ночь ты обладаешь этой наготой в глубоком сне. Так что ты мог бы выполнять садханы, чтобы спать. У тебя есть снотворное и техники для сна в глубоком сне? Погружение в глубокий сон происходит благодаря твоим садханам? В глубоком сне никто не беспокоится о садхан ах, знании или незнании или чем-то еще, что появится в следующий момент, потому что нет беспокоящегося, нет вопросов и ответов. Так ты выполняешь садханы, чтобы уснуть?

Пит: (со смехом) Если только бодрствование является садханой. Я не знаю. Когда я высыпаюсь, мне нужно какое-то время побыть в состоянии бодрствования, прежде чем я снова смогу уснуть.

Карл: Значит, из-за того, что ты спишь, ты снова просыпаешься. Звучит хорошо. «Я сплю, чтобы снова проснуться, и я просыпаюсь, чтобы я снова мог уснуть». Бесконечный круг: ты истощаешь себя, чтобы снова уснуть. Это садхана, подобная духовной технике. Ты используешь эту технику, чтобы истощить себя, дабы лучше спать, чтобы потом проснуться со свежими силами для работы. Звучит хорошо.

Но это есть, как оно есть. Посмотри на мир. Так много великих мастеров уходили в самадхи осознанности, порой на тысячу лет, но потом они снова просыпались и работали. Этот сон наполнен всеми видами пробуждения, и истощения, и восстановления, и делания, и неделания. Твоя идея «тотального ухода из-за исчерпанности» не работает. Ты не можешь исчерпать то, чем ты являешься. Это всегда звучит мило, хорошо и очень логично, только не работает. Это работает, если ты хочешь купить мерседес, или приобрести новый дом, или достичь другой цели, вроде этой. Ты можешь использовать пошаговый «от А до Б» подход, чтобы достичь ее. Но не То, которое ты ищешь.

Поэтому этот драгоценный ум, этот драгоценный интеллект ты можешь выкинуть в ближайшую помойку, потому что для Того он не сработает. Но это красиво, а? Что он не работает. У тебя есть инструмент, ты можешь его использовать, хотя он все равно не работает. Ладно. Ты играешь с ним. Ты играешь с умом, играешь с интеллектом, играешь с садханой – это медитация. Ты просто играешь. Ты развлекаешься.

Ты Само-развлекаешься только тогда, когда не получаешь от этого никакого результата. В тот момент, когда у тебя появляется ожидание результата, ты работаешь, и тогда ты действительно работаешь в поте лица. Тебе даже хочется получить результат становления тем, что ты есть. Бог ты мой! «Это будет мое Я. Я достиг себя». Что это было бы за «Я», которое ты мог бы достичь?

^ Чарльз: Ограниченное «Я».

Карл: Да. Относительное «Я», относительная свобода, относительное – что угодно. Ограниченное, ограниченное, ограниченное. И что? Так что такое эта «личная свобода»? Идея. Просто идея. Она приятна, но не имеет никакой ценности. Ты все равно существуешь «вопреки», не «благодаря» твоему деланию или неделанию. Если ты увидишь это, если ты действительно увидишь, что ты есть вопреки твоим садханам, вопреки тому, что ты сделал или не сделал, вопреки твоим грехам или не грехам, вопреки твоей вине или не вине, действительно вопреки, всегда вопреки, никогда «благодаря», – то это уже свобода. Бог ты мой.

^ То, которое есть Я, не знает Я

Матильда: Так это можно увидеть?

Карл: Конечно, это можно увидеть. Ты можешь увидеть, что ты не можешь быть тем, что можешь увидеть. Это есть пребывание Тем, смотрящим на себя. Когда ты являешься Тем, которое смотрит на себя, в этом видении себя нет абсолютно никакой идеи о том, чем оно является и чем не является. Ты просто существуешь в качестве этого видения, безо всяких концепций того, чем ты являешься и чем не являешься. Ничем из того, что ты видишь, ты не можешь быть. Как ты можешь не видеть этого, если ты всегда видишь это?

Ты всегда переживаешь что-то, но ничем из того, что ты переживаешь, ты не можешь быть. Потому что то, что ты переживаешь, не является вторым, оно пребывает во времени, это идея, образ. Но глаз того, кто смотрит, – этот глаз, который есть само зрение, не может увидеть себя. И что? Ты можешь только видеть, но ты не можешь быть тем, что ты видишь.

Но для того, чтобы видеть, ты должна быть. Это бытие обнажено. Поэтому ты принимаешь любую оболочку видения, ты одета в то, что воображаешь себе. Но это всего лишь одежда. Ты – постоянная нагота, хотя и облачаешься в концепции, ошибочно принимая эти образы за реальность и одеваясь в них. В это тело одето то, что ты есть, но тело износится, как и любая другая одежда. Ты надеваешь его, и ты снимаешь его, но все равно остаешься обнаженным бытием. И что? Нет ничего плохого в теле или в другой одежде, но рассматривай это как приправу!65 Но если ты будешь считать приправу реальной, то окажешься в салате. (смех) Нет? В весьма большом салате!

Матильда: Не надо отождествлять себя с ним.

^ Карл: Даже это является концепцией.

Матильда: Да. Например, вместо того чтобы идти в храм, я иду на рынок, и я знаю, что охотнее пошла бы в храм, для своей головы, но я иду на рынок и просто делаю то, что делаю. У меня нет выбора. Я это делаю. Я понимаю, что лучше бы мне пойти в храм, но сейчас я здесь, на рынке. И я это принимаю. И тогда это легко.

Карл: Нет. Не в твоих руках принимать это. Это все равно личностное приятие, которое ничего не значит. Временное маленькое приятие какого-то видения – это понимание умом.

Но я говорю о пребывании Тем, которое существует до всякой идеи, пребывании этим приятием, у которого нет второго, поскольку нет никакого второго, чтобы его принимать. Об этой безусильности твоей природы, этой обнаженности я говорю, а не о каком-то понимании того, что «вопреки желанию быть там, я тут». Я не говорю об этом «вопреки». Нет, оно появляется и исчезает. Не волнуйся. Его вообще нет. Я говорю о том, что такое само понимание, само знание, которое никогда не исчезало.

Знание того, что ты существуешь, какими бы ни были идеи или концепции, – это знание о бытии никогда не исчезало. Поэтому ты никогда не утрачивала это абсолютное знание того, что ты есть. Оно есть вопреки всякому относительному знанию или незнанию, не «благодаря». Это приятие твоего бытия Тем, которое есть приятие. Поскольку это абсолютное знание никогда не утрачивалось, ты пребываешь в Абсолюте, но не посредством знания или незнания.

Матильда: Это то, что я имею в виду. Ты не можешь знать этого, как и не можешь не знать.

Карл: Да. Ты – это парадокс. Ты не можешь не знать этого, но ты не можешь ни знать, ни не знать. Знание и незнание существуют, потому что ты есть. Так что, вопреки знанию и незнанию, ты есть. Это абсолютное бытие. Поэтому вопреки относительному или неотносительному бытию, ты есть То, которое есть абсолютное бытие.

Относительное бытие или неотносительное бытие, ограниченное или неограниченное существует, потому что ты есть, но ты понятия не имеешь об ограниченном или неограниченном, потому что даже идея о неограниченном бытии является ограничением. Какое бы определение ты ни дала, ты создаешь себе рамку. Но чтобы создать себе рамку, ты должна существовать до нее. Поэтому я прошу тебя быть до того, что уже является концепцией «я», даже осознанности, быть Тем, которое является этим абсолютным «до» – с ним я говорю, только с этой обнаженностью.

Так что, вопреки твоему пониманию, вопреки твоему маленькому приятию, ты есть. Не «благодаря» ему. Маленький личный покой может иметь место. Или свобода. Но эта маленькая личная свобода или покой снова исчезнут. Ты можешь подумать, что это выход, но это не так.

^ Луиза: Это весьма кстати. Как маленький ящик с инструментами.

Карл: Звучит хорошо.

Луиза: Если ты находишься в стрессовой ситуации, ты можешь обратиться к нему. Знаешь, это своего рода удобно. Если ты находишься в стрессе и знаешь, как расслабиться, то это весьма кстати.

Карл: Да, звучит хорошо. Но то, что может расслабиться, все равно очень напряжено. Даже в личностном расслаблении ты уже ожидаешь возвращения к стрессу. Я говорю о том абсолютном расслаблении, где нет второго, где не остается никого, чтобы быть в напряжении, в каких-то взаимоотношениях.

^ Луиза: Но, тем временем, что делать?

Карл: Тем временем? Не существует того времени.

Луиза: (со смехом) Тем временем, я не могу продолжать жить вот так!

Карл: Время очень подлое, я знаю66. Время означает, что существует второй. А за вторым приходит секунда67, а за секундой появляется час, а за часом – год, и бла-бла-бла. Так с первой секунды начинается время.

Чтобы увидеть первую секунду (второго), оставайся в Том, которое пребывает до второго, до образа. Тогда ты увидишь, что время – это твое дитя, а не ты – дитя времени. В этом разница. Может быть время или не-время, и все эти переживания и образы, но все они – твои дети. Ты – не дитя времени.

Ты пребываешь до этого абсолютного Источника, в котором появляются все образы, но сама ты не имеешь обличья, поскольку ты не можешь вообразить себе, что ты такое. Все, что ты можешь себе вообразить как второе «я», – в тот момент, когда появляются «я» и «я сам», уже это «я» является ложным. Начинается ложь, а ты становишься лжецом. Поэтому все, что исходит от тебя, оказывается ложью. Это правда?

^ Луиза: (со смехом) Хорошо. Да!

Карл: Видишь, ложь тебя не волнует, но из-за истины ты чрезмерно суетишься. Поэтому я называю тебя абсолютным лжецом, которым ты и являешься. Все, что исходит от тебя, есть ложь. Поэтому ничем из того, что от тебя исходит, ты не можешь быть. Это просто отражение, аспект, и он ничем не отличается оттого, что ты есть, но это не то, что ты есть, ибо ты есть вопреки ему. Но это прекрасно. Это свобода. Что делать? Представь себе, что ты могла бы контролировать себя, как ты пытаешься делать сейчас. (Луиза смеется)

София: Карл, ты сказал, что нужно просто увидеть. Это подразумевает интуицию.

^ Карл: Да.

София: Это «расщепленная секунда»? Тебе нужно просто увидеть.

Карл: Просто увидеть. Не «тебе нужно просто увидеть». Просто увидеть. Когда ты просто видишь, нет никого, кто придумывает концепцию о чем-либо. Просто увидеть, потому что это видение существует до времени и не-времени. Когда ты просто видишь, то просто являешься Тем, которое суть само восприятие, а ты первичен по отношению ко времени, которое является проявлением в Том, что есть ты. Все, что появляется и исчезает в тебе, подобно простому появлению и исчезновению теней. Но ты есть бесконечный свет, мимо которого проходят все тени. И что?

Франческо: Так сложно понять, что ты имеешь в виду, говоря «просто увидеть».

^ София: Это восприятие?

Карл: Возможно.

Австралиец: Ты имеешь в виду видение без видящего?

Карл: Да, потому что внутри абсолютного восприятия возникает воспринимающий. То есть, этот переживающий, пробуждающийся по утрам, возникает в Том, которое есть само восприятие. Ты – абсолютный воспринимающий, который никогда не является частью того, что ты можешь воспринять. Отделенный воспринимающий, «я», и какое-либо тело, образы возникают в Том, но ты никогда не являешься частью явлений. Так что будь Тем, которое есть самое видение.

Видящий всегда появляется позднее, всегда вторичен. Но сначала есть видение, а затем возникает «видящий» как идея. Так не будь идеей, будь Тем, которое первично по отношению к идее. Первичным по отношению к идее «я» является То, которое есть «я», которое переживает «я». Сначала есть само видение, а затем возникает видящий, или «я». Так будь Тем, которое есть само Сердце, в котором появляется «я».

Франческо: Слишком, слишком, слишком…

Карл: Слишком что? Это очень легко!

Франческо: Нет, это слишком сложно помнить. Скажем этому «пока-пока».

^ Карл: Ты никогда не сможешь помнить. Бог ты мой.

Франческо: О Боже, ты каждый день говоришь, и я не помню, что ты говорил вчера! Каждый день по новой, и каждый день я думаю: «Что это значит? Я не помню, что ты говорил вчера».

^ Карл: Смотри на красоту того, что ты не можешь помнить вчерашний день или даже предыдущий момент.

Франческо: Это тяжело.

Карл: Если только ты пытаешься помнить, то тяжело. Если ты видишь, что помнить нечего, то это прикольно, прекрасно!

Франческо: Но ради чего здесь сидеть? Мне нужно помнить, чтобы понять, что ты говоришь.

^ Карл: Но тебе не нужно понимать. (строго) Я говорю тебе снова и снова: тебе не нужно ничего понимать!

Франческо: Да, я знаю, но для меня это нормальное состояние! (смех)

^ София: Значит, в этом восприятии нет наблюдающего?

Карл: Даже за наблюдающим ведется наблюдение.

София: Да, о'кей.

Карл: То, которое является наблюдающим, не знает никакого наблюдающего. Можешь назвать его «абсолютным наблюдающим», но абсолютный наблюдающий не знает никакого наблюдающего. Поэтому то, что является идеей «наблюдающего», появляется в абсолютном наблюдении. Звучит хорошо.

^ Роза: Это как младенец, который ничего не знает, а просто открывает глаза?

Карл: Нет, даже до него. Потому что даже у младенца уже есть представление о бытии. Это представление о бытии уже вторично.

^ Аико: Оно уже ложь.

Карл: Оно уже ложь. Оно ложится. Нет, ты не можешь поместить это ни в один объект или обстоятельства. Это всегда первично по отношению ко всем обстоятельствам, даже обстоятельствам первого представления о бытии. До этого первого состояния «я», первой младенческой «я»-осознанности находится то, что ты есть в качестве Сердца.

Ты не можешь поместить это ни в какие обстоятельства, чтобы сказать: «Когда я был младенцем, мне жилось лучше. Я снова хочу быть младенцем». Ты по-прежнему жаждешь особых обстоятельств; ты думаешь, что в этих особых обстоятельствах тебе будет лучше. Ты должен быть тем, что ты есть, самим Сердцем, в котором проявляются все эти состояния, но ты никогда не являешься проявлением.

Так что в любых обстоятельствах тебе нужно быть тем, что ты есть. Когда ты являешься только тем, чем являешься в особых обстоятельствах, вроде пребывания младенцем, ты снова обусловлена. А То, которое есть Сердце, никогда не может зависеть ни от каких обстоятельств. Поэтому я предлагаю тебе быть Тем, которым ты являешься, будучи Тем, которое пребывает до всего, что ты можешь себе вообразить.

^ Роза: Это уносит меня далеко отсюда.

Карл: Нет. Ты лишь хочешь понять это.

Роза: Да, точно.

Карл: Тогда вокруг сердца у тебя образуется узел. Ты хочешь превратить это в свое понимание. Поэтому, опять-таки: ты хочешь контролировать себя. Это же неизбежно.

^ Роза: Старая история.

Карл: Старая история. Это называется «сердечным узлом» – попытка, намерение контролировать себя с первым желанием познать себя. С первым желанием познать себя ты выходишь из рая абсолютного «незнания» того, что ты есть. Ага, стресс. Как только ты делаешь попытку познать себя, ты создаешь второе «я». Ты воображаешь себе второе «я», которое можно было бы познать, и уже это является разделением.

Но первого представления, первого пробуждения к этому желанию ты не можешь избежать. Ты не можешь не желать желание. Поскольку желание приходит из безжеланности, ты не можешь не желать желание, желание познать себя.

Роза: Значит, здесь даже не нужна смелость?

^ Карл: Нет.

Роза: Уже это является ощущением.

Карл: Ничего не нужно. Все, что ты создаешь, появляется из идеи желать или контролировать себя. Тогда тебе что-то нужно. Но если ты пребываешь в тотальном понимании того, что есть бытие, ты никогда не будешь контролироваться Тем, которое есть бытие, поскольку не существует второй версии бытия. Ты есть То, которое не имеет второй версии бытия. Аллилуйя. Что делать?

Эта бесконтрольность – рай. Но любая попытка контролировать себя – и ты оказываешься в аду. Ты становишься дьяволом, который хочет контролировать Бога. Существует дьявол в «я» или «я» в Боге. И «я» – это дьявол, а Бог должен контролироваться дьяволом, «я». Так возникает ад с первой ложью и первым лжецом, «я». Все, что появляется из него, – ложь.

^ Роза: Тогда это первородный грех, я полагаю?

Карл: А ты – первородный грешник. Тебе некого больше винить. Ты можешь винить только себя. Но это было бы глупо.

^ Роза: Но это тоже твое «я».

Карл: Это не мое «я».

Роза: Это «наше я»

Карл: Это даже не «наше я».

Роза: Это мое «я»?!

Карл: Это особенно твое «я»! (смех) Пока ты видишь в этом свое «я», «наше я», все это появляется из тебя. Но я понятия не имею, откуда это все появляется.

^ Роза: Но «меня» нет.

Карл: Нет? Кто тебе сказал?

Роза: Ты.

Карл: Я? Даже Я не существует, говорю тебе, потому что даже «Я» – это идея. А для того, что ты есть, нет даже Я. Есть тотальное отсутствие Я. То, которое есть Я, не знает Я, так что же делать? Не существует меня, не существует тебя, нет даже Я. Поэтому нет моей сумки или твоей сумки. Сумка общая. Отсумись. Отцепись68. (смех)

Франческо: Выпей.

Карл: О, и снова знаменитый напиток. Сегодняшний выглядит очень хорошо.

^ Тереза: Цвет изменился.

Карл: Вчера он был похож на лимонад, но этот коричневый. Полезно для здоровья. Аллилуйя.

Франческо: Ты положил сахар?

Карл: Нет, это чай или что-то вроде того. Что это?

^ Мужчина, который приготовил напиток для Карла: Сок нони.

Женщина: Сок номи. Тропический?

Карл: Но-ми?69

Моника: Но-ми! Наконец-то мы знаем секрет! (громкий смех)

Тереза: Мы можем пойти и купить его!

Карл: Это сок «но-ми». Его можно купить в Рамана-супермаркете. Не в ашраме, а в магазине через дорогу.

^ Идея «лучшего» уже намного хуже

Лиз: Карл, у меня есть вопрос, который крутится у меня в голове. Я не могу найти ответ, который бы удовлетворил меня, так что я уверена, что ты с ним разберешься. Чем является то, что реинкарнируется? Если мы никогда не рождались и никогда не умрем – плод выходит, Я уже ждет, чтобы просто занять место внутри плода, и потом взрослого, и так далее? Мне вот интересно, что, черт возьми, реинкарнируется, и почему нас это волнует?

^ Моника: Да, точно.

Лиз: Если Я не может родиться и не может умереть, что реинкарнируется? Ум?

Карл: Тенденции. Действие-реакция сознания трансформируется бесконечно. Можно назвать это «кармическим сознанием», «кармической энергией». Цепная реакция энергии. Поэтому здесь и сейчас присутствует инкарнированное сознание.

^ Моника: Желания?

Карл: Все есть сознание. Нельзя сказать, что инкарнируются желания.

Лиз: Тогда молекулы, которые все время сцеплены вместе?

Карл: Не молекулы! Сознание как То, которое является молекулами, энергией бытия, которая есть «чистая шакти», можно так сказать, или «сознание», как угодно.

Лиз: Мы не получаем ту же саму вещь – то же «я» не возвращается к той же связке молекул? Это просто нужно использовать, пока оно проходит через тело.

^ Карл: Какое тело?

Лиз: Оболочку.

Карл: Это тело является молекулами, но они вроде «информации» – в каком сне? Не существует молекул, из которых что-то строится. Где те молекулы, из которых ты построена? Сделай шаг назад, еще и еще, и вообще ничего не обнаружишь.

Весь научный мир на протяжении столетий хочет найти вещество, но до сих пор не обнаружено никакого вещества. Так что к черту вещество. (смех) Сначала найди то, что инкарнировало, и тогда мы поговорим о том, что это такое. Но поскольку никто никогда не находил того, что инкарнировало, то это не имеет значения.

^ Лиз: Это действительно не имеет значения, я знаю. Просто мой ум продолжает перекатывать это. Никак не хочет отпустить.

Карл: Наслаждайся.

Лиз: Не давай угаснуть.

Карл: Почему бы не поразмышлять об этом? Если бы ты увидела, ты бы размышляла о веществе, но поскольку ты не можешь найти вещество, то это не важно.

Лиз: Действительно, не важно. Я думаю, дело в том, что старая концепция о том, как это работает, мне больше не подходит, поэтому мне нужна новая концепция.

^ Карл: Твою буддийскую натуру не перебороть. Нет, я не знаю.

Лиз: Я вижу, что я делаю. Убивается старая концепция, и я хочу, чтобы новая заняла ее место.

^ Карл: На ее место ты хочешь что-то получше.

Лиз: Хочу другую. Эта пустота очень тяжела.

Карл: Только что-то получше может заменить «так себе» концепцию.

^ Лиз: Что-то подходящее.

Карл: До сих пор ты находила только «так себе».

Лиз: Я ничего не находила!

Карл: Да, но «ничего» не может заменить что-то, потому что «ничего» это опять что-то.

Лиз: Может быть, присутствие в пустоте, присутствие в ничто поможет.

^ Карл: Нет.

Лиз: У меня должно быть что-то?

Карл: Нет, нет. Ты должна стать самой пустотой.

Лиз: Это требует некоторого времени.

Карл: Это не требует времени. Это есть здесь и сейчас. Никогда не требуется время, чтобы быть Тем, которое есть пустота. Но чтобы стать пустотой, возможно, понадобится вечность, потому что ты никогда не сможешь стать пустотой. Здесь и сейчас ты являешься пустотой, и в этом нет времени. Будучи Тем, которое есть пустота, ты являешься Тем, которое есть полнота. Но не благодаря тому, что ты становишься пустотой, ты делаешься полнотой.

Если ты попытаешься стать пустотой, ты никогда не достигнешь ее. Всегда один будет лишним – тот, кто является пустотой. И от того, которого никогда не было, ты не можешь отделаться.

Лиз: Здесь ничего нельзя сделать.

Карл: Я не знаю. Даже это «ничего» – уже слишком много. Сначала найди того, кто вообще что-то сделал, кому нужно что-то сделать. Когда ты не находишь его, когда путем вопроса «Кто я?» ты не находишь то Я, которое сделало или не сделало что-то, когда присутствует абсолютное ненахождение того, что ты есть, остается свобода, покой абсолютного бытия, которое даже не знает, что оно существует. Но не благодаря чему-то, что ты можешь достичь. Schief 70. В meine schiefe Lage 71. (смех)

Просто сумей увидеть здесь и сейчас то, что есть. Есть переживающий, который переживает то, что можно переживать. Все то, что я только что описал, вроде переживания образа, возникает в Том, которое есть ты. И в этом нет ничего правильного или неправильного. Это просто переживание Того, которым ты являешься в любом образе и форме. Так что же делать? Поскольку здесь и сейчас нет ничего инкарнированного, где эта идея «реинкарнации»?

^ Лиз: Это просто еще одна концепция, просто еще одна идея.

Карл: Нет, простейший путь найти то, что реинкарнировалось, – это не найти То, которое инкарнированно здесь и сейчас. Обещаю, что ты не найдешь того, чем являешься, ни в одних обстоятельствах. Так что, если ты не найдешь То, которым являешься, ни в одних обстоятельствах, ни в одной форме, ни в чем, – кого тогда волнует, что ты найдешь? Ты обнаружишь, что не можешь найти то, что ты есть. Какой парадокс, а?

^ Лиз: Я знаю. Это всегда парадокс.

Карл: Так что ты выиграешь всем этим знанием мира, пониманием физики и того, как это работает или не работает, что такое реинкарнация и все такое?

^ Лиз: Ты прав. Это не имеет значения, это просто убивает другую концепцию. Еще одна концепция – «реинкарнация» – исчезла. Или готова уйти.

Карл: Ты готова уйти? (смех)

Лиз: Нет, концепция! Я не ухожу.

Карл: Она ищет улетающий самолет. Это всегда звучит так, словно шаг за шагом можно уменьшиться, можно достичь чего-то. Опять-таки, это концепция. Это идея. Ты не можешь достичь «достаточно малого», чтобы быть тем, что ты есть. Все знание о мире, все, что ты можешь знать, не может удовлетворить тебя.

Луиза: И, тем не менее, кажется, что становится лучше и лучше, когда ты движешься по этому пути, чем бы ни был этот путь, по которому ты движешься. Я имею в виду, именно так я переживаю это путешествие. Оно становится все лучше и лучше.

^ Карл: Но то, что может стать лучше, может снова испортиться. Эта идея «лучшего» уже намного хуже.

Луиза: Но не на глобальном фоне.

Карл: Каком глобальном фоне?

^ Луиза: Эти триста шестьдесят градусов, вверх и вниз, вперед и назад, есть некоторое…

Карл: Улучшение?

Луиза: Нет, я бы не назвала это «улучшением», вообще-то. Возможно, извне это выглядит даже хуже, но есть ощущение или образ – я не знаю, что это, но есть субстанция, структура. Ощущение приятнее. Я чувствую себя сейчас лучше, чем когда я сидела с Ошо. Я чувствую себя лучше сейчас, нежели когда была суицидальным подростком.

Карл: Это другие гормональные обстоятельства. Другие гормоны управляли твоею жизнью тогда. Теперь гормоны, возможно, немного поспокойнее. (смех)

^ Луиза: Конечно.

Карл: Я серьезно.

Луиза: Кажется, что…

Карл: Так проявляется сейчас относительный покой.

Луиза: Относительный покой. Ладно.

Карл: Появляется больше личностного покоя, потому что гормоны успокаиваются. После менопаузы и чего-то такого, они всегда…

^ Мэри: Мен-пауза!72 (смех)

Карл: Пауза от мужчин!

Лиз: После менопаузы ты становишься светлее.

Карл: А последнее просветление приходит, когда ты отправляешься в могилу. Вспышка фотографа. Нет. Все равно есть что-то, что можно найти в царстве земного мира. Ты можешь стать спокойнее благодаря чему-то, но я никогда не имею в виду этот покой. Ты можешь стать очень гармоничной, но это – вопреки тому.

Луиза: Да.

Карл: Вопреки тому, ты – Тефлон. Даже этот покой не прилипнет к тебе.

^ Только ум тревожится из-за ума

Клара: У меня есть вопрос. Во мне сидит постоянный докладчик. Он докладывает все. Изменения, бла-бла-бла, все.

Карл: Докладывает: «Сейчас покоя больше, чем вчера». (смех)

Клара: И так без перерыва. Он оставляет меня в покое во время сна, но даже во сне я просыпаюсь все с тем же парнем. Но у меня вопрос: у тебя такое осталось до сих пор?

^ Карл: Дьявол в горле? Который все время разговаривает со мной? Да, разницы нет.

Клара: Кто этот незваный гость?

Карл: О Боже. Гость, которого ты не приглашала. Что ты делаешь с гостем, которого ты не приглашала и от которого не можешь избавиться?

^ Клара: Это ужасно.

Карл: Только потому, что ты хочешь избавиться от этого гостя.

Клара: О!

Карл: Просто позволь ему разговаривать, делать «ежедневный доклад». «Есть, сэр». Что делать с гостем, от которого ты не можешь отделаться, ведь ты говоришь, что не можешь отделаться от этого докладчика. В тот момент, когда тело пробуждается, начинается доклад. «Как ты спал? Что тебе снилось? Что случится сегодня? Бла-бла-бла». Что с этим делать?

Ты убиваешь его своей осведомленностью. Ты осведомлена об этом докладчике. Потому что дьявол ничем не отличается от того, что ты есть. Это переживание того, что ты есть. Ты делаешь доклад самой себе. Разницы нет. Все есть Сердце. Все есть Я. Когда есть второе Я, оно ничем не отличается от первого Я. Это просто два проявления первого и второго.

Есть взаимодействие в качестве сознания. Это игра. Актерство. Одна роль – докладчик, а вторая – «я». Но по сути своей оба есть Я: Я, говорящее от лица «я», и Я, говорящее от лица перманентного докладчика.

Ты убиваешь их обоих, когда видишь, что по сути они ничем не отличаются от Того, которым ты являешься. Когда ты видишь, что все является Тем, которое есть ты, тогда переживающий, переживающий то, что ты переживаешь в виде докладчика, ничем не отличается. По сути разницы нет. Так в чем проблема, когда докладчик что-то докладывает? Может свобода быть потревожена свободой?

^ Клара: Нет.

Карл: Нет, видишь? Свобода – это все, что есть. Нет ни одного момента без свободы. И в этой свободе существует образ переживающего и докладчика, существует взаимодействие сознания. И что? Что с этим делать?

^ Клара: Просто оставить его у себя в голове?

Карл: Кто беспокоится?

Клара: Я!

Карл: Ага, «я». Так что не так с этим «я», которого беспокоит что-то еще? Только то, что ты принимаешь себя за «я», а что-то еще – за второго. Тогда все становится врагом.

Из первой лжи о том, что ты существуешь, из этого первого «врага» ты попадаешь во враждебную ситуацию. В тот момент, когда ты оказываешься якобы рожденной, ты создаешь шесть миллиардов других, и эти шесть миллиардов других являются врагами. Поскольку первое «я» уже есть враг. Поэтому, будучи первичной по отношению к первому «я», ты первична по отношению к тем шести миллиардам – не знаю чего – образов. То есть, все они живут благодаря тому, что ты есть, но ты живешь не благодаря им.

И что тогда делать с этим первым «я» и теми шестью миллиардами других, если ты не можешь избавиться от них? Раз ты – это беспомощность, которая не может не воображать себя тем одним и шестью миллиардами другими, раз ты не можешь не пробудиться к осознанности «я», а затем к «я есть» и к миру, раз ты не можешь не творить, будучи Тем, которое абсолютно, Тем, которое есть проявленность, – что же делать?

Австралиец: Выпей еще пива.

Карл: Выпей пива, да. И тогда тебе явится Шекспир73. Когда это исчезнет, и Шекспир исчезнет, когда не будет вопроса «быть или не быть?»…

Клара: То есть, это означает, что докладчик всегда будет присутствовать? Я имею в виду, я слышала, что мистики говорят о состоянии «не-ума»…

Карл: Да, если бы ты признала себя в этом «я», в докладчике, во всем, что ты переживаешь, не считая это чем-то отличным оттого, что ты есть. По сути своей ты есть То, которое является переживающим, переживающим то, что переживается, поскольку ты – это То, которое есть. В Том никогда не было никакого ума, ничего не было, ничего, что может потревожить тебя, поскольку То, которое является самой свободой, не может быть потревожено свободой.

Эта свобода суть отсутствие второго. Поэтому все, что есть, является развлечением с помощью говорения, Я говорит с Я. И что? Само-развлечение. И кому тогда нужно, чтобы Я заткнулось? Какому второму Я?

Что обладает «не-умом»? Абсолютный не-ум присутствует, если ты видишь, что все, что есть, есть Я и пребывание им. Будучи в абсолютной степени тем, что ты есть, ты являешься Тем, которое есть само бытие. Итак, ты – это То. Никогда не было, никогда не будет никакого ума. Тогда что такое не-ум? Нет ни ума, ни не-ума. Оба являются идеями.

И кому нужен «не-ум»? Уму. Только ум тревожится из-за ума. Не обращай внимания! (смех)

Все, с чем ты сталкиваешься, исходит из этой идеи о том, что чему-то требуется изменение, что-то должно быть другим ради того, что ты есть. Все это появляется и уходит и не может уничтожить тебя, поскольку ничто никогда не могло сотворить тебя. И что теперь?

^ Клара: Может быть, мне стоит попробовать кофе вместо чая.

Карл: Гроб?74 (смех) Говорю тебе, в тот момент, когда ты думаешь, что живешь, ты делаешь шаг в гроб и умираешь. Любая идея о том, что ты жива, делает тебя мертвой. Так что эта идея о жизни, о рождении – это «гробовая» идея. Она сразу же становится твоими похоронами. Любая идея о том, что ты живешь, – это самоубийство. Ты делаешься объектом. Ты переходишь из абсолютного бытия в относительную идею «я живу». Поэтому все это – гроб. Все обитатели его – трупы.

^ Аико: Пападжи говорил «кладбище».

Карл: Кладбище, да, страна теней для трупов – этих образов.

Луиза: Из страны теней в страну милости.

Карл: Это страна милости, поэтому она пуста.

^ Луиза: Безумие.

Карл: Это то, о чем Иисус сказал: «Пусть мертвецы хоронят мертвецов». Не беспокойся. Идеей о том, что ты инкарнировалась, что ты рождена, ты убиваешь себя. Поэтому рождение – это видение того, что то, что ты есть, никогда не рождалось. Это второе рождение того, что ты есть.

^ Луиза: Это вспоминание.

Карл: Вспомнить все. Должен прийти Шварценеггер? Нет, оставь губернатора в Калифорнии. (смех)

Рождение подобно идее Кришны. Даже Рамана говорил об этом. Второе рождение твоей абсолютной природы – это видение того, что то, чем ты являешься, никогда не рождалось. Любая идея, которую ты создаешь о себе, всякое определение себя убивает тебя. Поэтому каждый момент, когда ты не являешься этим Абсолютом – этим абсолютным «не-знанием» того, что ты есть и что не есть, – каждый момент, когда ты отождествляешь себя с чем-то с помощью того или иного определения, является самоубийством. «Привет, само-убийство!» – «Привет, труп!». О, это не так уж и плохо. (смех)

^ Лиз: Ты не оставляешь нам надежды, Карл.

Карл: Надежды? Никакой надежды. Но это не новость.

Луиза: (со смехом) Не так плохо. Но и не так хорошо!

Карл: Это не хорошо и не плохо, в этом хорошая сторона дела.

^ Лиз: Никакой божественной любви, никакого приятия, никакой реинкарнации. Нет ничего.

Карл: Никакого выхода.

Тереза: Никакой лучшей жизни, никакого расслабления.

^ Моника: Никакого просветления.

Тереза: Никакого улучшения.

Карл: Я бы сказал, что ты не можешь сделаться более просветленной, чем ты уже есть.

^ Моника: О Боже!

Карл: Тебе всегда хочется большего.

Моника: Нет, лучшего!

Карл: Лучшего просветления. (смех) Нет, все сводится только к этому самому уму, к идее обладания. Если ее нет, то никому нет дела. Есть беззаботность. Но в тот момент, когда ты отождествляешь себя с чем-то, появляется «мое». Это «мое» появляется из рождения, из разделения. Ты создаешь «мое бытие». И тогда все, что ты ни делаешь, – это желание улучшить это бытие, которое принадлежит тебе. Такова природа этого.

Но все, что ты можешь улучшить, мертво. Пусто. Все это секонд-хэнд. Тряпье. Все еще болит голова?

^ Луиза: Вот сейчас все нормально. Именно в данный момент все в порядке.

Карл: Именно в данный момент все прошло. Мгновенное изгнание.

Луиза: Наказание?75

Карл: Наказание контроля. Головной болью.

Луиза: Ты сейчас опять над этим работаешь, а?

^ Карл: Я над этим работаю? (смех)

Моника: Он отослал бы ее обратно.

Карл: Нет, я испытываю сильное сострадание к этому. Обычно я действительно ничего не делаю. Но это достаточно сложно.

Никто не может выдержать этого. Когда есть кто-то, кто ничего от тебя не хочет, ничего не хочет дать, ничего изменить, ничего делать, то для личности действительно сложно пребывать в этом. Потому что это худшее, через что может пройти личность. Никто ничего от нее не хочет. Тебе не нужно ничего менять, тебе не нужно улучшать, тебе не нужно ничего делать – это словно убивает тебя. Это убивает идею «тебя, которому нужно что-то делать». Ты оказываешь отчаянное сопротивление, потому что это забирает все твои идеи о жизни, о бытии личностью, которой нужно совершенствоваться. На тебя нет никакой реакции. Тебя даже не знают.

«Кто вообще этот парень? Он не разговаривает со мной. Поговори со мной!» «Нет. Я тебя даже не знаю». «Признай меня! Скажи мне, что я созрел. Скажи мне, что, возможно, я неудачник, все, что угодно, но только поговори со мной. Скажи мне, что что-то должно измениться во мне, потому что, если я могу измениться, значит, я все еще живу. Но ты говоришь со мной так, словно я уже мертв». «Да, ты мертв!»

Луиза: Да, похоже на то. Творение этого молотка отвлекает на себя внимание, так что я ощущаю его в своей системе тело-ум. Знаешь, это как отпечаток. Иначе, возможно, я бы ничего не чувствовала. Это как фокус с ощущением манипуляции.

^ Карл: Что?

Луиза: (со смехом) Всякий раз, когда я думаю, что сижу на ней – тыдым-тыдым-тыдым! – я сваливаюсь с этой лошади. Неоседланная лошадь скачет галопом обратно в пустыню!

^ Карл: Лошадь просто исчезает под тобой. Бог ты мой, ты – это летающий ковер. Ты не можешь нигде приземлиться. Подушка для бытия.

Луиза: Питомец?76

Карл: Питомец бытия. Петаль77. Хм.

^ Абсолютный контроль означает быть бесконтрольностью

Джеймс: Карл, возвращаясь к тому, о чем ты говорил в начале, – о видении. В этом видении «я» и вселенная исчезают, правильно?

Карл: Есть только То, которое суть само бытие, потому что когда ты являешься Тем, которое есть видение, тогда ты все, что есть, – разделенности нет. Когда ты являешься Тем, которое есть переживающий, ты – То, которое переживает и является переживанием, поскольку ты и есть это абсолютное переживание.

Ты – это То, которое есть переживающий, но сам ты – не переживающий. Ты есть То, которое есть личность, но ты – не личность. Ты – То, которое есть тело, но ты – не тело. Так что, если ты – это То, которое есть, тогда ты являешься тем, что является переживающим, переживанием и тем, что переживается, – в присутствии этого и одновременном отсутствии. Тогда нет разницы. В присутствии того, что есть мир, или в отсутствии мира только То, которое есть, есть.

А То понятия не имеет о бытии или небытии Тем. Точно так же можно сказать, что ты – это То, которое есть видение, но ты не являешься видением: ты – То, которое есть видение. И будучи Тем, которое есть видение, ты являешься тем, что является видящим, и тем, что является целым миром. Потому что все, что есть, есть Сердце. Поскольку ты – это То, которое есть мир, ты больше не знаешь мира, потому что все, что есть, есть то, что есть ты. И в этот момент ты – не видящий, не видение и не то, что видимо, поскольку ты есть То, которое есть. В присутствии и в отсутствии. Разницы больше нет.

Для того чтобы существовать, переживающему требуется наличие переживания и того, что можно переживать. Но То, которое есть переживающий, не нуждается в присутствии переживающего переживание, бла-бла-бла. Оно абсолютно не обусловлено никакими обстоятельствами. Все обстоятельства нуждаются в обстоятельствах, переживающему требуются обстоятельства переживания, но То, которое является переживающим, не нуждается ни в чем.

Это слишком сложно, а?

^ Джеймс: Да, я что-то совсем запутался.

Карл: Вообще-то это просто. Просто быть этим, но не понимать.

Джеймс: Невозможно понять.

Карл: Но «невозможно» – это еще одно слово ума. То, что является абсолютным духом, не имеет границ понимания.

^ Джеймс: Да.

Карл: В понимании беспредельного духа, или разума, больше нет «я». «Я» живо только тогда, когда есть пределы понимания, а ум может существовать, только если у него есть предел. В беспредельном разуме, или духе, ума больше нет.

Это вроде того, о чем она говорила, – тотальный «не-ум». Потому что в абсолютном, безграничном разуме, или духе, никогда не было никакого ума. Ум просто подобен одному аспекту понимания, того абсолютного понимания. Ум просто означает ограничение, предел понимания. Но у понимания никогда не было никаких пределов, поскольку «предел» – это только аспект переживания предела. Этого предела никогда не было, разве что в качестве проявления ограничения в Том, которое безгранично, которое первично.

Укрощение быка, контроль ума происходит не путем контроля, а простым пребыванием тем, что ты есть. Ты есть то, что ты есть, само бытие, в нем никогда не было и никогда не будет никакого ума. Ум – это просто образ, подобный сновидческому образу или форме, его никогда не существовало. Но не благодаря контролю ума, контролирующему ум, потребности в «не-уме» и бла-бла-бла – абсолютный контроль означает быть бесконтрольностью, быть Тем, которое есть само бытие, у которого нет второго. В Том невозможен никакой контроль.

Контроль присутствует только в идее «второго я». Но когда есть видение, что второе «я» – это только идея, образ, фантом, – что контролировать? Фантом ты в любом случае не можешь контролировать. Анна, все в порядке?

^ Анна: Да, в определенном смысле. Но я сегодня слишком вялая, так что…

Карл: Ого. Сегодня день Шивы. Очень вялый.

Анна: Именно так.

Карл: Луны нет. Сегодня луна Шивы.

Лиз: Луна Шивы? Такой не существует!

Мистер Айер: Новолуние.

^ Карл: Или можно сказать «безлуние». В следующем месяце будет праздник Махашиваратри (ночь Шивы). Большой.

Лиз: Ты останешься на него?

Карл: Нет, я как раз в этот день улетаю. Я бы предпочел не оставаться, потому что будет весьма многолюдно. Маха случается каждые двенадцать лет?

^ Мистер Айер: Каждый год.

Карл: Каждый год. Каждые двенадцать месяцев.

Мистер Айер: В каждом месяце есть Шиваратри, но именно в этом месяце Шиваратри празднуется.

^ Карл: Да, это маха. Каждые двенадцать месяцев, двенадцатую луну или тринадцатую луну. Тогда приезжает много народу.

Мистер Айер: Но не издалека. Обычно из соседних деревень. Не такая уж и большая толпа.

^ Карл: Не такая большая, как на Дипам (фестиваль Огня).

Мистер Айер: Нет.

Карл: Но все равно достаточно, я думаю.

Тереза: В прошлом году я была на Шиваратри в Варанаси. Там была процессия садху, слонов и все такое.

Карл: Большой праздник.

Лиз: Это что-то особенное.

Карл: Так что же делать? Я помню, три года назад, когда умер Йоги Рамсураткумар… Три или четыре года назад?

Франческо: Три.

Карл: Три. Аппараты были отключены.

^ Тереза: В день Шиваратри?

Карл: Ага.

Моника: О, правда?

Карл: Чтобы сделать это как можно более благоприятным. Это абсолютное учение о беспомощности. Йоги Рамсураткумар, величайший мастер сиддхи в Индии, был прикреплен к аппаратам и отключен от них в благоприятный день. Не мог принять никакого решения, да его это и не волновало, поверь.

Франческо: Ну, а какой день нравится тебе?

^ Карл: Мне? Ну, любой, какой нравится тебе.

Франческо: Завтрашний? (смех)

Карл: Если найдешь штепсель.

Франческо: Ты не поверишь, но это возможно. Все может измениться. Все еще слишком много. Все еще. О Боже.

Карл: Однако, возвращаясь к беспомощности, – это действительно сродни великому учению, абсолютному учению. Быть величайшим мастером на всем свете и лежать там в абсолютной зависимости от машин, чтобы потом ученики решили, когда выдернуть штепсель, дабы сделать это очень благоприятным… Там лежала сама беззаботность: даже рука поднималась с помощью шнура. Ведь вокруг него был дом из стекла: каждый мог нанести визит. Приятное зрелище, а?

Франческо: Я ходил.

Карл: Это было здорово! Мне понравилось.

Франческо: Энергия была хорошей.

Карл: Да, но видеть такое! А потом, когда он умер, труп сидел в кресле, а вся комната была наполнена синевой, абсолютно синей энергией, этой космической энергией. (,присвистывает) Это было здорово. Слон вырвался на свободу из трупа.

^ Миссис Анджелина: Карл, апперцепция происходит вопреки моему видению или нет?

Карл: Ты имеешь в виду, вопреки действию или не-действию видения?

Миссис Анджелина: Да.

Карл: В отсутствие того, что можно воспринять, остается просто то, что можно назвать «пустотой» или тотальным отсутствием всякого сновидения. Но ты по-прежнему являешься абсолютным сновидящим. А затем, при пробуждении к осознанности, начинается сновидение с относительным сновидящим. Абсолютный сновидящий – это всегда та апперцепция, в которой возникает воспринимающий. С воспринимающим приходит восприятие и то, что можно воспринимать, «я есть такой-и-такой». То есть, эта апперцепция, То, которое есть само Я, с восприятием, или процессом восприятия, или без него, есть то, что есть. Воспринимающему нужно воспринимать.

^ Миссис Анджелина: То есть, когда ты говоришь: «Просто смотри»…

Карл: Когда есть видение, просто смотри, но не будь видящим.

Миссис Анджелина: Ладно.

Карл: Просто смотри. Смотрящий есть только тогда, когда он дает определение тому, что видит. Так и определяющий, как видящий, определяет то, что отделено, что видимо.

^ Миссис Анджелина: Видящий всегда присутствует?

Карл: Не всегда. Нельзя сказать «всегда». Этот абсолютный видящий, То, которое существует до относительного видящего, не появляется и не исчезает. Но отделенный видящий, который есть тогда, когда есть видение и то, что видимо, – непостоянен. Поэтому То, которое пребывает до относительного видящего, в котором возникает этот видящий, который видит то, что видимо, является тем, что ты называешь «апперцепцией».

Можно сказать, что здесь и сейчас находится то, чем ты являешься, воспринимающее то, что может быть воспринято, а тем, что составляет часть этого восприятия, что является относительным воспринимающим, ты не являешься. Ты не отличаешься от него, но это уже фантазия – фантазия о видящем, который видит то, что видимо, или о том, что вообще не поддается воображению. Все эти воображаемые образы подобны сновидческому воображению Я-реализации, которой ты не можешь избежать.

Будь Тем, которое существует до того, что можно увидеть. Это то, что Мейстер Экхарт называл «оком Бога». То, что видит око Бога, не отличается от Того, которое есть Бог, но это не то, что есть Бог. Поэтому даже видение не является тем, что есть Бог. Ты не можешь дать этому определение. Оно близко к осознанности или состоянию холста, который пребывает вне времени или не-времени. В нем возникают все идеи, но само оно никогда не движется. Это что-то вроде указателя на То, хотя, по существу, не является им. Это даже за пределами холста или же первично по отношению к холсту, являясь Тем, которое есть холст, но не являясь ни холстом, ни тем, что на нем изображено. Есть вопросы?

^ Немка: Ich verstehe leider kein Wort. Ich kann kein Englisch 78.

Карл: А, звучит хорошо. Она в самой хорошей ситуации, в какой только можно быть. Она не понимает по-английски. (смех)

^ Лиз: До нее дойдет лучше, чем до нас.

Карл: Говорю тебе, многим бы хотелось оказаться на ее месте, подальше от пекла. Ya, genie est einfach. Просто наслаждайся. Ich wei niemals was ich sage. Я сам не знаю, что я говорю. Но это действительно рай, когда не знаешь, что говоришь. Это не имеет абсолютно никакого значения. Это тотальная бесполезность. Я абсолютный Irrer79 – сумасшедший. Абсолютно сумасшедший.

^ Лиз: Но я наслаждаюсь каждой минутой этого.

Моника: Должна быть какая-то награда, иначе бы мы этого не делали.

Карл: Если То, которое есть Я, хочет, чтобы Я, чем бы оно ни было, помогло ему вспомнить, и ради этого помещает Я напротив Я, только чтобы увидеть, что ему и не надо ничего вспоминать, чтобы быть Я… если это награда… (присвистывает) звучит хорошо.

Чарльз: Ты мог бы как-нибудь дать целый сатсанг на немецком, чтобы все мы, не говорящие по-немецки, смогли извлечь пользу. (смех)

^ Карл: А на следующий день на японском.

Чарльз: На зулу!

Моника: На суахили!

Тереза: На тарабарщине.

Карл: Да я постоянно говорю на тарабарщине. На вавилонском.

^ Тереза: Или на обезьяньем языке. И-и-о-о-а-а!

Карл: О, тебе нужно пересесть сюда! (смех)

Тереза: Я видела фильм «Грейсток: Легенда о Тарзане», а после него заговорила на языке обезьян. Мне очень понравилось. Ты перестаешь думать. Просто выражаешь себя: а-а-о-о!

^ Карл: О, они достаточно похотливые, поверь.

Чарльз: Не пробуй это здесь с нами. Они могут понять!

Карл: Тереза, ты слышала? Не делай этого в Тируваннамалае, они могут тебя понять!

Тереза: Да, там, где я живу, на крыше полно обезьян, и я наблюдаю за ними, и это похоже на «у-о»!

^ Карл: Лучше говори на иврите. Ой-йой! Вопросы? Ты не скопила ничего за последние дни? Ты пришла без кучи вопросов ко мне?

Лиз: Она осторожна.

Карл: Она оставляет их дома, где они в безопасности. (смех)

^ Нет ни одного мгновения без Того, которым ты являешься

Мистер Айер: Ты можешь что-нибудь рассказать о своем взгляде на мистические силы йогов, например Йоги Рамсураткумара? Он вернул здоровье многим людям.

^ Карл: Я бы сказал, что его обвиняют в этом, но он здесь ни при чем.

Мистер Айер: Прошу прощения?

Карл: Можно сказать, что здоровье имело место, но не благодаря Йоги. Это простое совпадение. Исцеление приходит из того же источника, что и болезнь, а не от Йоги. Он никогда ничего не возвращал, и он всегда указывал на это. Можно назвать его «Божественным ребенком», но это просто означает, что он является Тем, которое есть абсолютный Источник вселенной. Но все происходит не из-за этого.

Абсолютный сиддха – а ты им являешься, этим абсолютным Источником, который есть само приятие или сама Милость, – это Источник всего. Это Источник как болезни, так и здоровья. Благодаря ему все приходит, но ты не можешь сказать, что именно, – ничего особенного из него не появляется. Тебе нужно смириться с тем, что ты есть Источник войны и мира, всякого уродства и красоты – всего: ты – Источник этого.

А Йоги Рамсураткумар был указателем на это: быть беспомощностью, которая суть абсолютный Источник всего, что ты можешь себе вообразить. Но из-за этого не происходит никакого особого исцеления или еще чего-то. Это даже создает болезнь, поверь.

^ Мистер Айер: Подобные вещи не происходили с Раманой или Нисаргадаттой Махараджем. Только в случае Йоги сталкиваешься с подобными вещами.

Карл: Я не читал книг Йоги или того, что он говорил. Я просто смотрю в То, что он есть, или был, или олицетворял собой. И для меня, когда я встретился с ним и рассмотрел его, он олицетворял собой ту самую беззаботность или беспощадность бытия. Он не олицетворял собой все то, что было о нем написано, – нищего, или мастера сиддхи, или я не знаю, что еще.

^ Мистер Айер: Вот один пример. Мой брат посещал его каждый вечер лет десять-пятнадцать назад. Как-то вечером он сказал: «Свами, меня не будет здесь несколько дней, потому что мне предстоит операция на горле». Йоги спросил его о проблеме, и брат объяснил. На что Йоги ничего не сказал. Он просто подозвал его и благословил. На следующий день тот отправился на операцию. Перед операцией его предварительно осмотрели и не обнаружили ни единой причины для операции. Поэтому его отправили домой.

^ Карл: Магия.

Мистер Айер: Он сразу же приехал из Пондичерри, чтобы повидаться с Бхагавсшом и рассказать ему о том, что случилось в больнице. Тот сказал: «Я все знаю. Ступай домой, прими это и приходи, пожалуйста, завтра».

^ Карл: Подобное рассказывают об Иисусе и других.

Мистер Айер: Да. Иисус тоже много занимался целительством.

Карл: И, тем не менее, исцеляет не он.

Мистер Айер: Это то, что я не могу понять.

Карл: Окончательное исцеление дает тебе абсолютное знание о том, что ты есть, знание о твоем бытии Тем, нерожденным, никогда не умирающим, – а не исцеление некого тела. Потому что то исцеление, то указание на природу Сердца, которым ты являешься, и есть абсолютное исцеление. Исцеление тела, возможно, является побочным эффектом или чем-то вроде этого, но чье бы тело ни было исцелено, сейчас оно мертво. Это временная корректировка.

Все подобные чудеса и сказки – тоже временные, относительные, вроде потрясающего шоу Дэвида Копперфильда, который может заставить исчезнуть целый самолет, или Саи Бабы, который может произвести лингам. Что делать? Не важно. Ни то, ни другое не имеет значения. И то, и другое – волшебство сознания, которое может делать все, что угодно. Оно может заставить гору появиться и исчезнуть. Оно может заставить целую вселенную появиться и исчезнуть.

Что может быть более волшебным? Ты – абсолютный волшебник. Ты заставляешь появиться целую вселенную, просто принимая ее за реальность. Ты творишь все одним только взглядом на это.

^ Женщина: Это лила или майя?

Карл: Майя? Хьюго? Он здесь большой гуру, немецкий гуру. (смех)

Тереза: Эй, кто приходит и уходит? Хьюго.

Карл: Хьюго Майер. Хорошее имя. «Кто уходит? Майя»80. То есть, майя приходит и уходит.

Берта: А как насчет Карла? (смех) Ренц!

Карл: I rent and rend81.

Мистер Айер: Другая вещь. Я слышал, что существуют добрые и злые духи, овладевающие людьми и контролирующие их действия. С такими вещами не сталкиваешься у Раманы или Нисаргадатты, но в случае некоторых йогов иногда с таким сталкиваешься. Как к этому относиться? Возможно ли, чтобы тебя контролировали другие сущности? Существует ли такое?

Карл: Если ты носишься с идеей, что был рожден, что вообще ты – существо и что есть другие существа, то пребываешь в стране теней, и другие духи будут контролировать тебя. Пока ты стремишься контролировать духов, они контролируют тебя. Пока существует второе «я», пока вообще существует «я» в виде призрака, ты окружен врагами, другими призраками. Ты полон призраков, ты создаешь шесть миллиардов призраков просто тем, что считаешь тот первый призрак – «я» – реальным. По-этому для тебя, который сам является духом, существуют хорошие и плохие духи. Пока ты остаешься духом, окруженным другими духами, для тебя существуют хорошие и плохие духи, подобно хорошим и плохим людям. Это просто различные области материи, личностные, духовные области, измерения. В этом сне есть все.

Все это приходит вместе с первым «я». С первым призраком ты создаешь всех остальных призраков. Ты окружен хорошими и плохими призраками, потому что у тебя есть потребность контролировать.

Но осознав, что первая «я»-мысль – это призрак, фантом, ты становишься первичен по отношению к ней, абсолютно первичен в тотальном отсутствии всякой идеи о том, чем ты являешься и чем не являешься. Тогда нет призрака, нет мира, ничего больше нет; только То есть то, что есть. Остальное – мимолетные тени или образы, появляющиеся, как сон, и даже сновидящий, «я», является сновидческой фигурой, появляющейся и исчезающей.

Но в тот момент, когда ты начинаешь считать этого первого сновидящего реальным, сновидение тоже становится реальным. И в этом сновидении существуют духи, призраки, хорошие и плохие парни, все, что угодно. То есть, все это зависит от первого, корневого «я».

Когда Йоги говорит тебе, что существуют хорошие и плохие духи и они могут овладеть тобой, то сам он – все еще призрак. Он может говорить только с позиции того, что знает. Всем, что он познал внутри этого духа – призрака, фокусника, чародея, бла-бла-бла, – он становится. Возможно, он способен контролировать энергию, возможно, он становится великим мастером чего угодно. Но это все равно…

^ Мэри: Проекция.

Карл: Проекция, в которой одна тень контролирует другую тень. Вот и все.

София: Но как насчет Раманы, который явился Пападжи и сказал ему…

Карл: Почему бы нет? Все правильно. Это не привидение, являющееся другому привидению, это просто один образ, возникающий перед другим образом в качестве некой подсказки. Вроде этой горы. Там есть гора? София, там есть гора? Один видит гору, а другой видит чистый свет. Какая разница?

Есть Рамана, есть свет, принимающий образ Раманы в качестве символа, как намек, как гора, являющаяся тотальным указателем, абсолютным указателем на То, которое существует до горы. Так что, если все бытие, То, которое есть само бытие, считает эту гору тотальным указателем на То, которое есть бытие, так что же? Когда образ Раманы становится символом для Пападжи в том явлении, так что? Поскольку тот образ был аспектом, он никогда не обладал жизнью, поэтому он не может умереть. Даже здесь и сейчас Рамана по-прежнему жив в виде образов.

Франческо: Да, но в той критической ситуации Рамана явился перед Пападжи и велел ему отправиться в Тируваннамалай и повидаться с Раманой.

^ Карл: Да, и что? Сознание не может этого сделать?

Франческо: Это помогло ему, потому что он ездил по Индии много лет в поисках гуру и не мог найти.

^ Карл: Он всегда танцевал с Кришной.

Франческо: Да, но это другое.

Карл: Что другое?

Франческо: Ну, Рамана явился прямо перед ним и велел ему ехать в Тируваннамалай.

^ Карл: И Рамана спросил его, где сейчас Кришна.

Франческо: Да, но когда Пападжи, собственно говоря, приехал в Тируваннамалай и оказался перед Раманой, то, как рассказывал Пападжи, Рамана посмотрел ему в глаза и дал ему возможность понять, чем он является.

^ Карл: Меня там не было.

Франческо: Меня тоже. Но я надеюсь.

Карл: Я надеюсь, что однажды это случится с тобой.

Франческо: Для этого я сюда и прихожу. Каждый день!

^ Мэри: Намекни, намекни!

Франческо: Посмотри мне в глаза! (смех)

Карл: Вопреки тому, что ты только что сказал, вопреки воплощению Раманы, вопреки горе или всему, что ты себе воображаешь, ты есть. Я могу только еще раз указать на это. Вопреки твоему пониманию этого «почему», ты есть, не «благодаря» ему. После этого не может быть большего понимания. Возможно, присутствует определенный контроль некого понимания неких обстоятельств, но он не может контролировать То, которое есть ты, в качестве Того, которое является пониманием.

Ты не можешь ничего добавить к абсолютному пониманию, которым ты являешься, посредством относительного понимания того, почему и к кому явился Рамана, и прочего тра-ля-ля.

Франческо: Да, но это просто приятно. Если бы я был в Италии, и Рамана оказался бы за дверью и сказал мне: «О, Франческо, как поживаешь?», то это было бы приятно, понимаешь? Это просто как «выпей еще кофейку».

Карл: Если бы это было так, то ты бы об этом не говорил. Я не говорю, что здесь есть что-то плохое или хорошее, я просто говорю, что нет ничего особенного в том, что у кого-то есть какие-то видения.

^ София: Значит, если тебе снится мастер, или происходит видение мастера, или присутствие мастера, это абсолютно то же самое?

Карл: Снова и снова я могу тебе только сказать, что не существует ни одного мгновения, ни одной вещи вне Того, которым ты являешься. А То есть сам мастер. Ты – это То, который является мастером. Мастер, которого ты можешь воспринять, – лишь простое отражение этого. Поэтому те образы, которые ты называешь своим мастером, остаются только образами. Но тот мастер, которым ты являешься, который присутствует в каждом данном моменте или обстоятельствах, – вне его что такое мастер? Тогда не было бы ни обстоятельств, ни явления Раманы, и не было бы сна о мастере и всем этом. Так что этот мастер, эта Милость, которая есть то, что есть ты, всегда здесь, не зная появления и ухода.

Какой-нибудь мастер образов, появляющийся и исчезающий, возможно, и оказывается приятным довеском или чем-то таким, но он не может ничего добавить к тому, что ты есть. Если ты наслаждаешься этим – о'кей. Но если ты превращаешь это в нечто особенное, в «мое» восприятие мастера и в «я избранный, потому что мастер приходит ко мне по ночам» и принимаешь это на свой счет, тогда ты снова в заднице.

^ Мэри: Это неверно.

Карл: Верно или нет. Ты просто принимаешь что-то на свой счет. Вроде опыта просветления. В тот момент, когда ты принимаешь его на свой счет, ты носишься по округе и хочешь продать его. «Мой опыт!» Это что? Но именно так оно и происходит.

^ Берта: Мы говорим о Том, в котором ты упрочен.

Карл: Нет, я ни о чем не говорю. Забудь!

Берта: Ты говоришь о чем-то таком, о чем невозможно говорить.

^ Карл: Вот и я говорю, что говорю о том, о чем не могу говорить.

Берта: Так делают все мастера. Это еще одно слово для «мастера».

Карл: Это твоя проблема, если ты называешь меня «мастером». Я не знаю никаких мастеров.

Берта: Но это то, что делают мастера. Они говорят о том, что не может быть выражено словами.

^ Карл: Да, я мастер разговора. (смех)

Тереза: Главный мастер.

Мэри: Никакой головы!

Карл: Я – месть немцев Голландии! (смех)

Моника: Нет, месть голландцев немцам! Наоборот. (смех усиливается)

Мэри: Кто-то на днях придумал красивый образ. Сказал, что Рамана Махарши и Аруначала – это одно и то же. Аруначала является потенциалом, тотальностью, электричеством, а Рамана – электрической лампочкой, кинетической, светом, излучением. И что они суть одно и то же. Я подумала, что сказано хорошо. Это всего лишь образ.

Карл: Симпатичный образ. Я бы сказал, что есть стабильный свет и струящийся свет. Это все. И то, и другое – свет. Вроде того, как гора Кайласа является домом Шивы, а эта (имеет в виду Аруначалу) – сам Шива.

^ Абсолютное «выхода нет» – это покой, все остальное – попытка бегства

Француженка: Касательно творения в том смысле, в каком ты это используешь: я творю мир с помощью органов чувств?

^ Карл: Нет, ты ничего не творишь. Ты не можешь творить то, что уже есть.

Француженка: Да, но ты говоришь, что мы являемся творцом.

Карл: Творец – часть творения. Идея Бога как «Творца» часть творения. Этот Бог-Творец часть проявления Я. Но не существует ничего сотворенного, поэтому нет никого, кто что-то творит путем направления внимания или видения чего-то. Есть только Я, только Сердце, но нет творца и нет творения. Поэтому ты никогда не сможешь ничего сотворить, направляя свое внимание на что-то.

Француженка: Раньше ты говорил, что взглядом ты создаешь, ты делаешь этот мир реальным.

Карл: Нет, путем принятия этого творца за реальность появляется творец и некое творение. Но, собственно говоря, все это есть Я, а Я бесконечно и никогда не появляется и не исчезает. Становясь творцом в качестве «я», полагая этого творца реальным, ты отделяешься оттого, чем уже являешься. Ты принимаешь образ, форму за реальность, но даже этот «Бог-Творец» является образом, простой идеей. Из той Безбоговости, которой ты являешься, из рая незнания ты вступаешь в некую идею.

Из этой идеи «творца» ты создаешь образы и формы. Ты становишься бесформенным сознанием – творцом, творящим все виды «ин-форма-ции». Но уже это является сном. Это подделка. Так что ты никогда ничего не творила, поскольку никогда не было ни творца, ни творения. Все, что есть, есть Сердце, или Я. И в Том нет ничего появляющегося и уходящего. Так что творения нет, равно как нет появления и исчезновения. Что с этим делать?

Француженка: Ничего.

Карл: Тогда ты видишь, что все, что исходит из того сновидящего, из представления об образе сновидящего, пробуждающегося утром, просто часть абсолютного сна, который существует абсолютно, не появляясь и не исчезая. Поскольку нет разницы между Тем, который является абсолютным сновидящим, и абсолютной реализацией, в этом нет возникновения и смерти. Ничего не происходит. Ничто никогда не сможет исчезнуть, ибо ничто никогда не возникало. Ничто никогда не было сотворено, поэтому нечему умирать.

Не существует даже иллюзии появления и исчезновения. Даже эта иллюзия бесконечна. Нет ничего, сотворенного тобой.

Француженка: Когда я говорю это, я – это не маленькое «я».

Карл: Большое «я». Гигантское «я». (оба смеются) Нет, То, которое есть Я, никогда ничего не создавало. Нет такой вещи, как творение или творец, в том, что является бытием. Есть только абсолютное бытие без возникновения и смерти. Ничто никогда не было создано кем-то, даже Тем, которое есть Творец. Все это суть сновидческая реализация, и этот сон предельно целен, являясь проявленностью, или реализацией, абсолютного бытия. Нечего видеть или понимать. Просто будь Тем, которое никогда не возникало, никогда не умрет, вечно нерожденным, которое никогда не было сотворено и не может ничего сотворить. (молчание)

^ Моника: А я думала, это все моя вина! (смех)

Карл: Но даже в том, что ты думала, что все это твоя вина, не было твоей вины. Это всего лишь тотальный указатель. И это покой. Все остальное – выдумка. Все остальное является, опять-таки, попыткой понять и контролировать то, что есть бытие.

Бытие, это мистическое бытие, тайну абсолютного бытия как таковую ты никогда не раскроешь. Ты должна быть ею. Когда ты являешься ею, нет ни знания, ни незнания об этом. Есть просто То, которым ты являешься, будучи тем, что есть. В Том никогда не было ничего созданного, или появившегося, или исчезнувшего. Ничто никогда не происходило с Тем, которое есть ты. Так что все эти события, сновидческие идеи, появляющиеся и исчезающие, не могут затронуть того, что есть ты. И только это является самим покоем. Все остальное – фикция!

Англичанин: Как тогда нам постигнуть этот покой?

^ Карл: Этот покой извечно постигнут и не нуждается в твоем постижении.

Англичанин: Как я пойму, что это так?

Карл: Здесь нет «как». Это никогда не произойдет во времени. Это никогда не вместится ни в одну идею. Этим никто никогда не будет владеть. Так что наготой бытия никто не может владеть. Ты должен в абсолютной степени быть ею. Ты должен быть этой наготой, которая есть абсолютное отсутствие всякого представления о том, чем ты являешься и чем не являешься. Ты являешься отсутствием отсутствия, которое суть всеприсутствие Того, которое есть само бытие и которое не знает переживания этого присутствия.

Англичанин: Похоже, в определенном смысле в качестве цели ты предлагаешь быть тем, что я есть, быть переживанием, пребывающим до феноменов.

Карл: Всем, от чего ты можешь уйти, ты не можешь быть. Ты не можешь уйти от существования. Поэтому ты не можешь не быть тем, что ты есть, но всем, от чего ты можешь уйти, ты не можешь быть.

Какие бы идеи ни появлялись и ни исчезали, это просто концепции. Они могут покинуть тебя. Веришь ты в них или нет – они все равно тебя покинут. Все, во что ты веришь, покинет тебя82.

Для того чтобы ты мог верить или не верить, ты должен существовать до рождения. А То, которое пребывает до системы представлений о бытии и небытии, ты не можешь достичь. Но вопреки знанию или незнанию этого, ты являешься абсолютным знанием, никогда «благодаря» какому-то относительному большему или меньшему знанию. Поэтому, как я и говорю, ты не можешь не быть тем, что ты есть, ведь ты никогда не терял себя.

Англичанин: Но, ты понимаешь, мне так привычно… я чувствую, что мне нужна техника. Просто это так прочно укоренилось. Я не могу уйти от того чувства, что мне нужно знать, как это делать.

^ Карл: Хорошо. Можешь выполнять техники. Почему бы нет? Я ничего не имею против них.

Англичанин: Но ты вроде как говоришь, что никакие техники не нужны.

Карл: То, которым ты являешься, не нуждается ни в какой технике. А тому, чем ты не являешься, требуются все на свете техники, лишь бы выжить. (смех)

Это нельзя смешивать. Тому, которым ты являешься, никогда не требовались никакие техники, но ложному «я» требуются все техники, лишь бы только выжить. Поэтому все, что делает то ложное, любая техника поддерживает в ложном жизнь. Эта ложная идея «творца», «я есть», сознание, делает все, прибегает к любой тактике, чтобы выбраться из этого «тик-така». Но все попытки выбраться из «тик-така» прикрепляют «тик-так» ко времени.

Все, что ты делаешь ради того, чтобы выбраться из времени, гарантирует тебе пребывание во времени. И как личности, как «я», тебе приходится делать время реальным. В противном случае, больше не было бы никакого «я».

Англичанин: Да.

Карл: Так что, что бы ты ни делал, это система выживания.

Англичанин: Мда, я понимаю тебя, но это не срабатывает.

Карл: Нет, это никогда не сработает. Это щелчок. Никогда. Ты – это никогда-никогда! Но ты никогда-никогда не услышишь этот щелчок. Потому что, когда этот щелчок происходит, не остается никого, кто мог бы его услышать.

Англичанин: Это все равно что застрелиться? Ты не услышишь выстрел.

Карл: Что-то вроде того. Ты уже умер, прежде чем услышишь выстрел. (смех)

Звучит хорошо. Все всегда будет слишком быстрым или слишком медленным для того, что ты есть. Поэтому я говорю тебе, что ты не можешь не делать садхану, но, вопреки садхане, существует То, которым ты являешься. Садхана поддерживает жизнь в том, что делает садхану.

Англичанин: Почему бы нет?

Карл: Да, почему бы нет? Я просто указываю на то, что ты не можешь стать тем, что ты есть, прекратив выполнение садханы, точно так же, как с помощью садханы ты не можешь стать тем, что ты есть. И то, и другое нормально; ни то, ни другое не имеет значения.

В этом и прелесть, даже садханы. Ты делаешь ее, но она не делается «кем-то». Это просто Само-развлечение, всю дорогу. Это же медитация! Это свобода, даже в медитации.

Медитация происходит только тогда, когда нет ожидания результата. Без намерения больше нет личности. Поэтому, когда есть медитация, тогда уже присутствует абсолютное космическое сознание как То, которое есть сознание, медитирующее о Том, которое есть Я.

Но намерение – когда есть действие с намерением – превращает тебя в личность. Намерение поддерживает жизнь твоего «я», потому что в нем заложена идея преимущества: медитация ради получения чего-то – большей личностной свободы, покоя, всего, что можно назвать. В этом нет ничего неправильного или правильного. Я просто указываю на функционирование этого – этого переживания «я» [поднимает большой, указательный и средний пальцы].

Функционирование «я» имеет намерение поддерживать собственную жизнь. И тогда появляется «я есть», просто медитация без намерения [поднимает большой и указательный пальцы]. А до «я есть» есть «я», осознанность [поднимает большой палец], а до этого есть Сердце [кулак]. Сердце никогда не нуждается в «я», «я есть» и во «мне», но все это возникает в Том, которое есть Сердце. Ничто никогда не создавалось, потому что Сердце – это первое и последнее.

Поэтому в каждой области, в каждом измерении, в этом так называемом мире, времени все нуждается в намерении, потому что время есть только тогда, когда есть намерение. «Я» есть только тогда, когда есть намерение. Поэтому все, что ты делаешь, поддерживает в этом жизнь. Это система выживания этого [большой, указательный и средний пальцы]. Когда намерение отсутствует, остается бесформенное «я есть» [большой и указательный пальцы], медитирующее. Безо всякого намерения это поддерживает жизнь в «я есть». А до этого существует чистое сознание в качестве «я» [большой палец], просто осознанность. И осознанность поддерживает жизнь в осознанности, просто самопроизвольно.

Но до этого существует То, которое есть осознанность, То, которое есть «я есть»-ность, То, которое есть «я есть такой»-ность. Это [несколько раз сжимает пальцы в кулак и снова разжимает] всегда есть То, которое есть Сердце [кулак], а это [несколько раз сжимает пальцы в кулак и снова разжимает] – реализация этого [кулак], и разницы нет никакой.

Ты не можешь создать потребности в Том [кулак], которое никогда не нуждалось в «я» [большой палец] или в этом [большой и указательный пальцы], или в этом [большой, указательный и средний пальцы]. Но это [большой, указательный и средний пальцы] нуждается в намерении, это [большой и указательный пальцы] не нуждается в намерении, а это [большой палец] нуждается в бытии Источником намерения и его отсутствия. Поэтому вневременность создает время и не-время. Но безвременность уже нуждается в Том, которое есть безвременность, как и то, что есть не-время, нуждается в Том, которое есть не-время, и то, что есть время, нуждается в Том, которое есть время. А То – это Сердце. Очень просто! Так будь Тем, поскольку ты не можешь не быть Тем.

Англичанин: Да. Чтобы быть этим, надо быть этим.

Карл: Другого пути нет.

^ Лиз: Очень просто!

Ирландец: Это «не-намерение» поддерживает жизнь в «я есть»? Это происходит совершенно естественно. В этом нет усилия.

Карл: Да, но «нет усилия» нуждается в неусилии, чтобы быть неусилием.

Ирландец: Я этого не отрицаю.

Карл: Да, но это все равно определение – «неусилие».

Ирландец: Но я слушал то, что ты говорил: «не-намерение» поддерживает жизнь в «я есть».

Карл: Но «не-намерение» есть только благодаря тому, что существует намерение у «я есть такой и такой». Иначе бы ты не мог дать ему определение. Не-время есть только потому, что есть время. «Не-намерение» есть только потому, что есть намерение.

Ирландец: Не вопрос, не вопрос.

Карл: Я просто указываю на это. Это как система выживания, потому что существуют противоположности, которые поддерживают друг друга на плаву. Пустота есть только потому, что есть полнота. Поэтому полнота пуста, а пустота полна. Форма суть не-форма, а не-форма суть форма. Выживание «не-формы» – это быть не-формой. Выживание «формы» – быть формой. Выживание «я» – быть я. Но для этого [кулак] не существует выживания.

Ирландец: Но ощущение такое, что никого нет.

Карл: Никогда никого не было. Тем не менее есть одно. Даже если сказать: «Никого нет», все равно есть одно. Кто переживает это «никого»? (смеется) Милый фокус. Милый куст и не-куст. Фокус без куста.

^ Чарльз: Теперь ты можешь не ответить на не-вопрос?

Карл: (со смехом) Это будет завершающим фокусом. Тебе нужно увидеть зависимость от «независимости».

Ирландец: Что это значит?

Карл: Идея «независимости» нуждается в независимости. Поэтому она зависит от независимости.

Ирландец: Однако идеи «независимости» не существует.

^ Карл: Но ты только что о ней говорил.

Ирландец: Я слушал тебя! (смех)

Карл: Но даже «я есть» зависит от я есть. «Я» зависит от я.

Мэри: А что насчет «есть»?

Карл: Что «есть»?

Мэри: Просто «есть».

Карл: «Есть» зависит от есть.

Мэри: «Есть» – это лучше, чем «я есть».

Карл: Лучше? (смех) Ты не можешь выбраться из зависимости от бытия. Это «выхода нет», когда ты зависишь от того, что ты есть. Ты не можешь убежать от бытия, поскольку ты есть То, которое есть бытие.

Поэтому существует абсолютная зависимость, поскольку ты не можешь убежать от того, что ты есть. Это абсолютная безвыходность. Немножко больше зависимости, немножко меньше – кого это волнует? В том-то и дело. Существует зависимость «я», существует зависимость «я есть» и так далее, которые зависят от абсолютной зависимости от того, что ты являешься Тем. Абсолютное «выхода нет» – это покой, а остальное – попытка бегства.

^ Миссис Анджелина: Что невозможно.

Карл: Любая твоя попытка найти выход из того, что есть, – это самоубийство, а потом ты жалуешься, что жизнь полна страданий. Всякий раз, когда ты хочешь убежать от того, что есть, ты хочешь убежать от того, что есть ты, и тогда ты страдаешь из-за этого. Это начало страданий: выход из приятия бытия Тем, которое есть бытие. Ты входишь в объектную жизнь, а потом хочешь убежать от объектной жизни. Но даже от нее ты не можешь убежать, поскольку даже она является переживанием того, что ты есть.

Ты не можешь не переживать то, что ты есть. Ты не можешь не реализовывать то, что ты есть, поэтому никакого побега никогда не случится, ни в каком смысле. Аллилуйя! Всем пока. Наконец-то аминь. Спасибо, спасибо. Я всегда удивляюсь, что кто-то меня слушает. Абсолютное удивление. (смех)



yu-p-kobyakov-opredelenie-optimalnogo-rezhima-dvigatelnoj-aktivnosti-dlya-razlichnogo-vozrastnogo-kontingenta-i-vnedrenie-ego-v-bit-lyudej-uzhe-davno-otnosyatsya-k-ryadu-blizhajshih-osobo-aktualnih-problem-teorii-i-metod.html
yu-p-orlovskogo-kollektiv-stranica-43.html
yu-p-orlovskogo-kollektiv-stranica-48.html
yu-p-sharapov.html
yu-p-shekochihin-rabi-kb-stranica-7.html
yu-p-trutnevu-dlya-svedeniya.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prikazi-svishe-i-poslednij-sekret-vojni-predislovie.html
  • learn.bystrickaya.ru/forma-titulnogo-lista-vipusknoj-kvalifikacionnoj-raboti-sistema-obrazovatelnih-standartov.html
  • literature.bystrickaya.ru/d-est-vivodi-kritika-no-net-dokazatelstv-tekstom-u-poslednyaya-noch-v-lagere.html
  • testyi.bystrickaya.ru/5-upakovka-i-markirovka-dokumentaciya-ob-aukcione-v-elektronnoj-forme.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vostochnaya-angliya-east-anglia-.html
  • predmet.bystrickaya.ru/referat-yuzhnaya-afrika-uzakonila-aborti-v-1996-avtor-rodom-iz-niderlandov-i-priehal-v-yuzhnuyu-afriku-v-2000-godu-chtobi-uchastvovat-v-programme-po-prerivaniyu-beremennosti.html
  • grade.bystrickaya.ru/o-rabote-stroitelnogo-kompleksa-moskovskoj-oblasti-v-iyule-2011-goda.html
  • tasks.bystrickaya.ru/-2-socialnie-dejstviya-programma-obnovlenie-gumanitarnogo-obrazovaniya-v-rossii-s-s-frolov.html
  • writing.bystrickaya.ru/ih-delo-sobranie-sochinenij-53-pechataetsya-po-postanovleniyu-centralnogo-komiteta.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sistemi-organov-dihaniya-rabochaya-programma-cikla-poslediplomnogo-obucheniya-vrachej-cikl.html
  • literature.bystrickaya.ru/doklad-sozdanie-informacionno-obrazovatelnoj-sredi-shkoli.html
  • esse.bystrickaya.ru/realizuyushie-programmi-nachalnogo-i-srednego-professionalnogo-obrazovaniya-stranica-20.html
  • desk.bystrickaya.ru/po-tretemu-voprosu-vistupili-andrievskaya-vp-tomnikov-ve-matveev-vb-otchet-o-provedennih-meropriyatiyah-za-pervoe-polugodie-20-10.html
  • notebook.bystrickaya.ru/harakteristika-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-mou-sosh-47.html
  • thescience.bystrickaya.ru/hakasskij-nacionalnij-teatr-kukol-skazka-g-abakan-na-scene-yaroslavskogo-gosudarstvennogo-teatra-kukol.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodicheskoe-posobie-moskva-redakcionno-izdatelskij-centr-2004-udk-577-1-bbk-28-072-ya-73.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-upravlenie-sertifikaciya-i-innovatika-ch-metrologiya-standartizaciya-i-sertifikaciya.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/vremennaya-instrukciya-o-poryadke-ucheta-i-soderzhaniya-zashitnih-sooruzhenij-grazhdanskoj-oboroni-stranica-5.html
  • thesis.bystrickaya.ru/praktikum-po-politologii-krasnodar.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vechernie-chelni-kubanskie-novosti-25.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tematicheskij-plan-kursa-uchebno-metodicheskij-kompleks-detskaya-horovaya-literatura-dlya-studentov-specialnosti-070105.html
  • holiday.bystrickaya.ru/novosti-15-stranica-4.html
  • pisat.bystrickaya.ru/teoriya-organizacii-kurs-tyumenskij-gosudarstvennij-universitet-rabochij-uchebnij-plan-specialnost-gosudarstvennoe.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tvorcheskoe-obedinenie-shkolnaya-gazeta-pestravskogo-ddt-na-baze-padovskoj-sosh.html
  • grade.bystrickaya.ru/mistika-i-mrakobesie-renessans-naoboro-t-otbrasivaet-vsyu-etu-noch-srednevekovya-obrashaetsya-k-svetloj-antichnosti-k-ee-svobodnoj-filosofii-stranica-18.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/osnovnoe-soderzhanie-dissertacii-subektno-orientirovannij-podhod-k-razvitiyu-kulturi-tvorcheskoj-samorealizacii.html
  • reading.bystrickaya.ru/kontroliruemaya-samostoyatelnaya-rabota-vipolnyatsya-v-pechatnom-vide-s-primeneniem-informacionnih-tehnologij-na-kompyutere-s-primeneniem-sovremennih-tekstovih-reda.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sostaviteli-l-krol-e-purtova-stranica-16.html
  • thesis.bystrickaya.ru/pravila-vvodyatsya-v-dejstvie-c-20-g-mezhotraslevie-pravila-po-ohrane-truda-stranica-2.html
  • assessments.bystrickaya.ru/biletnaya-programma-po-patofiziologii-na-osnove-programmi-1997g.html
  • thescience.bystrickaya.ru/himicheskaya-svyazvariant-4-test-dlya-samostoyatelnoj-raboti-testi-dlya-samokontrolya-self-test-tomsk-2009.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/osnovnie-ponyatiya-statistiki.html
  • institut.bystrickaya.ru/stenogramma-plenarnogo-zasedaniya-mezhdunarodnogo-foruma-muzeevedov.html
  • urok.bystrickaya.ru/postroenie-i-issledovanie-kubaturnih-formul-s-pogranichnim-sloem-dlya-integrirovaniya-funkcij-iz-prostranstv-01-01-07-vichislitelnaya-matematika.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/denezhno-kreditnaya-sistema-i-rinok-ssudnogo-kapitala-chast-2.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.